Применение анестезии ксеноном в многопрофильном стационаре

(Национальный медико-хирургический центр имени Н.И.Пирогова и Лечебно-реабилитационный центр Росздрава)

М.Н.Замятин, Б.А.Теплых, И.Л.Ушаков, А.В. Неговский, И.В.Сидякина

В последние годы сфера клинического применения ксенона значительно расширилась. Этому, безусловно, способствовало как большое число фундаментальных исследований, экспериментальных работ, доклинических испытаний, обеспечивших серьезную теоретическую и методологическую основу для применения ксенона в клинической практике, так и появление специальных дозиметров и газоанализаторов (1-4). В результате проведение общей анестезии ксеноном стало доступно многим лечебным учреждениям. В НМХЦ им.Н.И.Пирогова к настоящему времени проведено более 450 анестезий с применением ксенона.

В соответствии с задачами анестезии были использованы следующие методики:

1. При выполнении оперативных вмешательств в офтальмологии, челюстно-лицевой хирургии, нейрохирургии, абдоминальной хирургии и гинекологии ксенон применяли для поддержания анестезии.

После интубации трахеи проводили повторную денитрогенизацию ингаляцией 100% кислорода по полуоткрытому контуру высоким газотоком в течение 5 - 6 мин. Затем начинали подачу ксенона со скоростью 1,0 – 1,5 л/мин, максимально снижая газоток кислорода на период до достижения заданной концентрации ксенона в контуре (55 – 65%), при условии сохранения FiO2 не менее 30%. В последующем газоток ксенона и кислорода поддерживали на минимально допустимом уровне, обеспечивающем FiO2 в пределах 28 – 32%, а FiXe – 60 – 65%. При такой методике анестезии расход ксенона составил 10 – 15 л в первый час, а затем 6 – 10 л/час. ИВЛ и наркоз ксеноном проводили с помощью аппарата Fabius (Drager) и ксеноновой наркозной приставки (КПН – 01 – ООО Акела-Н), состоящей из трех основных блоков: газоанализатора ГКМ - 03 – Инсовт, дозиметра ДКМ – 01 (ООО Акела – Н) и адсорбера (ООО Акела –Н). Во время оперативного вмешательства анестезию и анальгезию обеспечивали ксеноном, повторное введение фентанила выполняли только при появлении признаков недостаточного обезболивания. За 15 –20 мин до окончания операции подачу ксенона прекращали, а поток свежей смеси постепенно увеличивали, медленно снижая концентрацию ксенона во вдыхаемой смеси до 40 %. Такая методика позволяла сохранить необходимый уровень седации (BIS не повышается более 60%) и анальгезии до окончания операции, собрав в адсорбер для рециклинга максимальное количество ксенона. После окончания оперативного вмешательства при условии восстановления самостоятельного дыхания пациента продолжали снижать концентрацию ксенона в контуре, увеличивая поток свежей смеси (кислорода) до полного пробуждения больного. В результате, восстановление ясного сознания происходило обычно на фоне уже восстановленного мышечного тонуса и эффективного самостоятельного дыхания, что позволяло экстубировать пациента и перевести его для дальнейшего наблюдения в послеоперационную палату.

2. При проведении лечебного наркоза ксеноном у больных с послеоперационными психозами, а также у пациентов с энцефалопатией различного генеза и преобладанием в клинической картине следующих синдромов: подкорковые гиперкинезы, спастичность, пирамидная недостаточность, когнитивные нарушения применяли следующую методику:

Непосредственно перед введением в наркоз внутривенно вводили 1- 2,5 мг мидазолама. После денитрогенизации (дыхание 100% кислородом в течение 7-10 мин при потоке свежей смеси 10 л/мин) больному через лицевую маску (или трахеостомическую трубку) по полузакрытому контуру подавали свежую смесь, содержащую 2 л/мин ксенона и (4 мл/кг массы тела/мин) кислорода до достижения 60% концентрации ксенона в контуре. Затем подачу ксенона уменьшали до уровня, обеспечивающего 60% содержание ксенона в контуре, а подача кислорода оставалась на уровне 0,3- 0,5 л/мин (содержание кислорода во вдыхаемой смеси на всех этапах наркоза не снижалось менее 30 об.%). Через 30 мин подачу ксенона прекращали, а объем свежей смеси (кислород + воздух) увеличивали до 1 л/мин и более, с тем, чтобы к концу первого часа анестезии концентрация ксенона в контуре снизилась до уровня, обеспечивающего восстановление сознания пациента. После окончания лечебного наркоза больной оставался под наблюдением в палате пробуждения не менее 1 ч. Число сеансов и интервалы между ними определяли индивидуально для каждого пациента с учетом динамики клинической картины. Средний расход ксенона составлял 10-12 л на 1 анестезию.

3. При лечении пациентов с хроническими болевыми синдромами, острой болью и астено-депрессивными расстройствами методика анестезии ксеноном была иной:

Премедикацию не проводили. После денитрогенизации (дыхание 100% кислородом в течение 7-10 мин при потоке свежей смеси 10 л/мин) больному через лицевую маску подавали свежую смесь, содержащую 2 л/мин ксенона и 2 л/мин кислорода до достижения 25 - 30% концентрации ксенона на вдохе. Затем подачу ксенона уменьшали, сохраняя его концентрацию в контуре на уровне, обеспечивающем хорошую анальгезию и умеренную седацию, при которой сохранялся вербальный контакт с пациентом. Продолжительность анестезии составляла 1 час, расход ксенона – 4-6 л. В течение следующего часа больной оставался под наблюдением медицинского персонала.

Независимо от методики проведения анестезии ксеноном, всем пациентам проводили мониторинг показателей кровообращения (ЧСС, АД, дополнительно – неивазивными методами – ударный и минутный объемы кровообращения, ОПСС) и газообмена (пульсоксиметрия, дополнительно - контроль газового состава артериальной крови). Ни в одном из наблюдений не было зафиксировано каких-либо осложнений, связанных с проведением анестезии и потребовавших ее прекращения или изменения плана.

Результаты работы.

Анализ полученного в процессе работы опыта позволил в первую очередь повысить качество анестезии ксеноном, усовершенствовать представленные методики анестезии, сократить расход ксенона. Кроме того, полученные результаты способствовали более точному определению показаний к применению ксенона в современной анестезиологической практике. Эти показания в первую очередь учитывают особенности действия ксенона на различные функциональные системы организма пациента.

Влияние анестезии ксеноном на функции ЦНС.

В соответствии с решением Этического комитета ФГУ «Национальный медико-хирургических центр им.Н.И.Пирогова Росздрава» с целью расширения фармакопейной статьи N ФСП 42-0523510904 ООО «Акела-Н» в НМХЦ имени Н.И.Пирогова были проведены клинические испытания медицинского ксенона, как средства для лечения пациентов с энцефалопатиями различного генеза.

Основанием для проведения испытаний стали результаты многочисленных экспериментальных и клинических исследований, опубликованные в научной литературе, в которых было отмечено, что ксенон, кроме общеанестетического и анальгетического эффектов, обладает самостоятельным лечебным нейропротекторным и нейромодулирующим действием, которое связано с влиянием ксенона на глутаматергическую систему нейромедиации (2,5,7 - 9). Учитывая значение этой системы в патогенезе ишемической, гипоксической и токсической энцефалопатии, а также в развитии тревожно-депрессивных и психотических нарушений полагали, что применение в таких случаях ксенона может повысить эффективность лечения. Кроме того, при проведении клинических испытаний учитывали тот факт, что медицинский ксенон разрешен к применению в России в качестве средства для наркоза, его фармакологические свойства хорошо изучены, известно, что он не обладает токсическими эффектами и не вызывает наркотической зависимости. Эти особенности ксенона позволили считать перспективным его применение у больных с энцефалопатией различного генеза.

Испытания проводились по следующему протоколу:

Цель исследования: оценить эффективность терапии ксеноном, как одного из элементов системы реабилитации больных неврологического профиля.

Критерии включения пациентов:

Больные с энцефалопатией различного генеза и преобладанием в клинической картине следующих синдромов: подкорковые гиперкинезы, спастичность, пирамидная недостаточность, когнитивные нарушения.

Условие включения в протокол: Информированное согласие больного или его представителей.

Критерии исключения пациентов из исследования:

Неврологические – выраженные бульбарные расстройства, грубые морфологические изменения в стволе мозга, окклюзионная гидроцефалия, сдавление или смещение головного мозга, отек головного мозга

Соматические – острые заболевания, оказывающие существенное влияние на жизнедеятельность головного мозга.

Лабораторные – отклонения клинических и биохимических показателей анализов крови, влияющие на жизнедеятельность головного мозга.

Объем предварительного обследования пациента:

Осмотр невролога, терапевта, офтальмолога.

МРТ головного мозга, дуплексное сканирование БЦА, транскраниальная допплерография

ЭКГ, рентгенография органов грудной клетки

Стандартные клинические и биохимические исследования крови, мочи.

Методы контроля эффективности и безопасности терапии ксеноном:

А. До и после проведения наркоза ксеноном выполняли следующие исследования:

Оценка неврологического статуса по международным шкалам (шкала Линдмарка, Ашфорта, Глазго и др.)

Исследование ВП ( стволовых, когнитивных, соматосенсорных ).

Транскраниальная магнитная стимуляция

Результаты исследования:

В исследование включены пациенты, находившиеся на лечении в специализированном стационаре не менее 2 месяцев (от 2 месяцев до 3 лет), при этом перед применением ксенонового наркоза было отмечено отсутствие какой- либо динамики в степени неврологических нарушений. Таким образом, все отмеченные у пациентов изменения были связаны с проведением ксенонового наркоза. Всего по протоколу выполнено 72 лечебных наркоза.

В процессе проведения работы получены следующие результаты:

1. Ни в одном из наблюдений избранный вариант проведения наркоза ксеноном не вызывал ухудшения состояния пациентов, не сопровождался развитием интра- или постнаркозных осложнений и не приводил к каким-либо требовавшим дополнительной коррекции нарушениям дыхания и кровообращения.

2. Лечение больных сопровождалось следующей динамикой неврологического статуса:

1.Двигательная и рефлекторная сфера:

- незначительное увеличение объема активных движений отмечено у пациентки с глубоким спастическим тетрапарезом после первого наркоза ксеноном. Положительные изменения, вызванные первым наркозом сохранялись в течение всего периода испытаний, дальнейшие сеансы лечебного наркоза, также как и их прекращение не вызывали какой-либо динамики этого показателя. У остальных пациентов объем активных движений не изменился.

2. Мышечная сила (по шкале Вейсс). Положительная динамика отмечена только при исходно низких значениях этого показателя – сила увеличилась с 0,5 – 1 балла до 1 – 1,5 баллов. После прекращения терапии – постепенное возвращение показателя к исходному уровню.

3. Мышечный тонус (по шкале АШФОРТ) – при спастическом тетрапарезе отмечено постепенное снижение спастичности с каждым последующим сеансом до пятого, включительно, дальше без динамики. При гиперкинезах – отмечено уменьшение тремора. Патологические рефлексы – без изменений.

4. Вегетативная нервная система: красный дермографизм, гипергидроз – без динамики.

5. Когнитивные функции:

- уровень сознания по шкале Глазго – без динамики.

- уровень слоговой структуры: постепенное повышение с [3-4 (без ошибок)] до [5-6 (без ошибок)].

- Тест MMSE – при низком исходном уровне (5-7) постепенное повышение на 3-4 с каждым сеансом, после проведение курса повышение до 20 -22 с сохранением на этом уровне в течение всего периода наблюдения.

6. Психоэмоциональный статус: У всех пациентов отмечено повышение мотивации, улучшение общего эмоционального состояния, улучшение настроения, повышение интереса и внимания к окружающему, уменьшение признаков тревоги, страха, депрессии. При единичном сеансе - этот эффект достигал максимума на следующий день после наркоза. В дальнейшем отмечалось постепенное восстановление к исходному фону. При проведении курсового лечения благоприятный психоэмоциональный фон сохранялся у всех пациентов с энцефалопатией и психоорганическим синдромом.

7. Нейрофункциональные методы:

Во время проведения лечебного наркоза изменения ЭЭГ контролировали по показателю биспектрального индекса, при максимальной концентрации ксенона в контуре (60 об%) отмечено закономерное снижение BIS – индекса до 25 – 30 с последующим восстановлением до исходного уровня (100%). Через 1-2 ч после окончания наркоза на ЭЭГ каких-либо достоверных отличий от исходного уровня не отмечено.

При исследовании когнитивных ВП – положительная или несущественная динамика в виде появления когнитивного пика Р300 с латентностью 310 -460 мс.

При транскраниальной магнитной стимуляции – избирательное уменьшение признаков корковой латентности.

Заключение.

В результате проведенных испытаний установлено, что ксенон медицинский в наркотической концентрации оказывает выраженное антидепрессивное, антипсихотическое, анксиолитическое действие, способствует стабилизации показателей вегетативной нервной системы. При этом терапия ксеноном хорошо сочетается с другими видами лечения и не вызывает дополнительного токсического влияния на организм пациента. Осложнений и противопоказаний к применению лечебного наркоза ксеноном мы не выявили. Применение лечебного наркоза ксеноном в системе медицинской реабилитации больных с энцефалопатией различного генеза, гиперкинезами и психоорганическим синдромом положительно влияет на показатели когнитивных функций, психоэмоциональное состояние пациентов, повышает уровень мотивации, улучшает показатели памяти, концентрации внимания, речевую функцию. Изменения в двигательной сфере – носят сомнительный характер. Ни в одном из наблюдений наркоз ксеноном не ухудшал состояние пациента.

Влияние анестезии ксеноном на систему кровообращения.

Хорошо известно, что анестезия ксеноном вызывает минимальные изменения показателей кровообращения (2,3,10). Это свойство в определенной степени связано со способностью ксенона сохранять на нормальном уровне концентрацию катехоламинов в плазме крови на всех этапах наркоза. Полагают, что отсутствие повышения концентрации катехоламинов в ответ на хирургическую стимуляцию даже при применении субнаркотических концентраций ксенона является следствием его хорошего анальгетического эффекта (2,6).

Для изучения особенностей реакции кровообращения на оперативное вмешательство в условиях ксеноновой анестезии мы выбрали пациентов, которым были выполнены операции на лице и шее. Оперативные вмешательства в челюстно-лицевой хирургии имеют ряд особенностей, определяющих, в том числе, и специфические требования к анестезиологическому пособию. Ограниченные размеры операционного поля, неподвижное, нередко длительное позиционирование пациента, высокая рефлексогенная активность и сильная кровоточивость тканей в зоне операции и, следовательно, повышенная угроза рефлекторных нарушений газообмена и кровообращения во время вмешательства, тошноты, рвоты и аспирации в ближайшем послеоперационном периоде предполагают в качестве метода выбора применение общей анестезии, включающей многоуровневое обезболивание, миоплегию, эндотрахеальную интубацию и ИВЛ. При этом общая анестезия должна обеспечить управляемое по глубине и продолжительности подавление гортанных и глоточных рефлексов, быстрое восстановление ясного сознания пациента, возможность его ранней активизации, уменьшить риск послеоперационной тошноты и рвоты. Теоретически среди общих анестетиков этим требованиям в большей степени отвечает ксенон, который мы и использовали для поддержания анестезии у 26 пациентов. В условиях анестезии ксеноном им были выполнены различные операции на лице и шее: удаление срединной кисты шеи с резекцией тела подъязычной кости, удаление боковой кисты шеи, цистэктомии нижней или верхней челюсти, экстирпация подчелюстной слюнной железы, радикальная гайморотомия с пластикой свища, удаление ретинированного зуба из линии перелома, блефаропластика, липосакция подбородочной области, удаление образования нижнего века, кантеррорафия. Средний возраст пациентов составил 46 ± 4,3 лет, 8 пациентов (30%) были старше 60 лет. В группе сравнения (32 пациента) премедикацию и вводную анестезию проводили по той же методике, а поддержание анестезии- анальгезии обеспечивали проведением ИВЛ смесью закиси азота (70%) и кислорода и болюсным введением фентанила при появлении признаков недостаточной анальгезии. В отличие от группы сравнения, где фентанил дополнительно вводили всем больным, при использовании ксенона дополнительное введение фентанила потребовалось 14 больным, как правило, однократно, на наиболее травматичном этапе операции. В целом у всех больных основной группы течение анестезии характеризовалось минимальными изменениями показателей гемодинамики (табл.1) и газообмена, дозозависимым снижением значения биспектрального индекса, поддержанием комфортных условий для работы хирургической бригады.

Изменения показателей кровообращения при операциях на лице и шее

Таблица 1

   

Исходное значение

Вводная анестезия

Насыщение ингаляционным анестетиком

Основной этап операции

Сразу после операции

ЧСС

Хе

93 ± 11

86 ± 9

72 ± 6

64 ± 7

78 ± 11

N2O

95 ±14

83 ± 11

84 ± 8

89 ± 12

95 ± 8

АДсис

Хе

140 ± 14

110 ± 20

115 ± 7

110 ± 8

117 ± 12

N2O

138 ± 16

106 ± 14

102 ± 6

114 ± 11

145 ± 10

УИ

Хе

40 ± 4

35 ± 4

38 ± 3

41 ± 4

42 ± 3

N2O

37 ± 6

35 ± 3

33 ± 4

33 ± 3

35 ± 4

ОПСС

Хе

2830 ± 124

2311 ± 110

2452 ± 86

2546 ± 89

2745 ± 142

N2O

2786 ± 132

2410 ± 114

3120 ± 166

3085 ± 113

3159 ± 140

Как видно из табл.1, в обеих группах изменения значений частоты пульса и артериального давления, обычно контролируемых во время анестезии на всех этапах операции и анестезии оставались в пределах допустимых интервалов, однако качество перфузии и степень напряженности компенсаторных механизмов существенно отличались. При использовании закиси азота поддержание системного артериального давления было связано в основном с повышением тонуса периферических сосудов, в то время как сократительная функция миокарда была нарушена. Анестезия ксеноном не вызывала или предупреждала такие изменения, обеспечивая более благоприятные условия для работы сердца и системы кровообращения в целом.

Если при проведении анестезии во время оперативного вмешательства изменения кровообращения являются следствием взаимодействия факторов хирургической агрессии и анестезии, то при проведении лечебных наркозов ксеноном можно выявить непосредственные особенности влияния самого анестетика на гемодинамику (табл.2).

Изменения показателей кровообращения при проведении лечебного наркоза ксеноном у больных с энцефалопатией различного генеза

Табл.2

 

Исходное значение

Хе 20%

Хе 30%

Хе 40%

Хе 60%

Сразу после анестезии

ЧСС

86 ± 8

84 ± 9

94 ± 7

78 ± 6

62 ± 8

68 ± 6

АДсис

110 ± 13

116 ± 11

126 ± 8

110 ± 7

110 ± 8

117 ± 11

УИ

42 ± 4

46 ± 5

41 ± 4

39 ± 3

41 ± 4

40 ± 3

ОПСС

2344 ± 141

2901 ± 108

2780 ± 122

2172 ± 108

2134 ± 92

2145 ± 121

Следует отметить, что у пациентов этой группы исходно не было клинических признаков гипо- или гиперкинезии кровообращения. Все они поступали в палату для проведения анестезии в спокойном состоянии (большинство больных испытывали волнение только перед первым сеансом), кроме того, в этой группе непосредственно перед анестезией внутривенно вводили 1 – 2,5 мг мидазолама. Такая премедикация, как и методика быстрого достижения необходимой концентрации ксенона в дыхательной смеси позволили минимизировать клинические проявления стадии возбуждения, которая проявлялась только умеренным повышением ЧСС, АД и ОПСС. В дальнейшем, по мере углубления анестезии все исследуемые показатели вернулись к исходным значениям, за исключением частоты пульса – при проведении анестезии с высокой концентрацией ксенона у большинства больных отмечалась тенденция к брадикардии. Брадикардия носила дозозависимый характер, не требовала медикаментозной коррекции, а по мере уменьшения глубины анестезии частота пульса возвращалась к исходному значению.

Влияние анестезии ксеноном на функцию внешнего дыхания

Известно, что ксенон даже в высоких концентрациях обладает минимальным влиянием на центры регуляции дыхания и не изменяет тонус гладкой мускулатуры бронхов (1). Тем не менее, при проведении анестезии ксеноном следует учитывать ряд особенностей, связанных в первую очередь с физическими свойствами этого газа – его высокой плотностью и текучестью, которые существенно изменяют свойства дыхательной смеси. В результате возникают по меньшей мере две проблемы, которые могут иметь важное клиническое значение. Первая из них заключается в ошибках мониторинга дыхательных объемов, поскольку флуометры, используемые в современных наркозных аппаратах не предназначены для работы с ксеноном. Если эта проблема требует в первую очередь технического решения, то вторая – непосредственно определяет особенности проведения анестезии. Плотность ксенона в 5 раз превышает плотность воздуха. Столь плотная и вязкая смесь существенно увеличивает работу респиратора (при проведении ИВЛ), способствует развитию аутоПДКВ. Именно поэтому при проведении ИВЛ в условиях анестезии ксеноном необходимо увеличить продолжительность экспираторной паузы до максимально допустимого уровня и применять эндотрахеальные трубки с большим внутренним диаметром. Однако, если в условиях миоплегии и ИВЛ, нагрузка по преодолению сопротивления ложится в первую очередь на наркозный аппарат, который обычно справляется с установленными режимами, то при проведении анестезии ксеноном с сохраненным спонтанным дыханием такая добавочная нагрузка, особенно предложенная пациенту с низкими функциональными резервами, физически истощенному или имеющему сопутствующие заболевании органов дыхания, может стать серьезным препятствием для проведения наркоза. Изменения некоторых показателей функции внешнего дыхания во время проведения лечебных наркозов, представлены в табл.3.

Динамика показателей газообмена во время анестезии ксеноном на фоне самостоятельного дыхания.

Табл.3

 

Исходное значение

Хе 20%

Хе 30%

Хе 40%

Хе 60%

Сразу после анестезии

ЧДД

14 ± 4

22 ± 6

24 ± 5

27 ± 5

22 ± 4

15 ± 3

ПДКВ

0 ÷ 2

1 ÷ 3

1 ÷ 7

3 ÷ 11

0

SatO2

98 ÷ 100

100

100

96 ÷ 98

95 ÷ 98

98 ÷ 100

PaO2

94 ± 11

453 ± 118

396 ± 132

312 ± 178

114 ± 28

145 ± 21

PaCO2

39 ± 4

41 ± 3

44 ± 4

45 ± 5

43 ± 3

42 ± 3

Из табл.3 видно, что проведение такого вида анестезии не сопровождалось критическими нарушениями газообмена, однако у части пациентов отмеченные сдвиги свидетельствовали об ухудшении, в первую очередь, вентиляционных показателей. Степень этих нарушений, по нашим данным, в определенной степени зависела от исходного паттерна дыхания и глубины седации, достигаемой до индукции анестезии. Принципиально можно выделить два варианта ответа системы внешенего дыхания на индукцию и анестезию ксеноном. В том случае, если вводная анестезия не вызывала значительного изменения ЧДД, нарушения газообмена были минимальными, уровень ПДКВ был близок к 0, напряжение углекислого газа в артериальной крови оставалось в пределах исходных значений. Более сложно было проводить анестезию в том случае, если индукция или фаза возбуждения сопровождалась тахипноэ. В этом случае нарушения механики дыхания прогрессивно усиливались, нарастало давление в контуре и дыхательных путях, развивалась гиперкапния, отмечалось снижение SatO2. Поскольку гиперкапния могла стать дополнительным фактором, вызывающим повышение внутричерепного давления, небезопасным для неврологических пациентов, мы стремились не допускать развития таких нарушений. Устранить или предупредить такие изменения можно дополнительно введя внутривенно мидазолам в дозе 1 – 2 мг, или, например, снять на несколько секунд маску с лица пациента (для устранения ПДКВ).

Следует отметить еще одно обстоятельство, связанное с высокой плотностью ксеноновой смеси. В тех случаях, когда лечебный наркоз ксеноном выполняется пациентам, находящимся в ясном сознании (например, при лечении болевых синдромов), первых несколько вдохов смеси, содержащей ксенон в концентрации 20 – 25% могут вызывать субъективное ощущение удушья, нехватки воздуха. Именно поэтому при такой методике индукции (проводимой без премедикации) мы сохраняем высокий общий поток свежей смеси (4-5 л/мин) до достижения I стадии наркоза.

Оценка анестезии ксеноном пациентами, хирургами и анестезиологами.

Внедрение каждого нового метода или новой технологии закономерно связано с преодолением ряда проблем – технических, экономических, методических и психологических. Не стала исключением и анестезия ксеноном. В 1951 году был проведен первый наркоз ксеноном пациенту, 1999 году – ксенон был разрешен в нашей стране к клиническому использованию, однако до настоящего времени анестезия ксеноном не получила широкого распространения. Безусловно, в определенной степени это связано с высокой стоимостью ксеноновой анестезии, недостаточным количеством соответствующей аппаратуры, но это не единственная причина. Даже в тех центрах, где есть все условия для проведения анестезии ксеноном, частота ее использования существенно ниже, чем других методов общей анестезии. Для изучения причин этого явления, поиска эффективных методов внедрения этой перспективной и необходимой технологии в повседневную практику мы провели опрос пациентов, хирургов и анестезиологов, которые должны были отметить положительные и отрицательные свойства ксеноновой анестезии. Анкеты включали ряд вопросов, предусматривающих количественную оценку известных особенностей, преимуществ и недостатков ксеноновой анестезии.

Среди врачей наиболее оптимистичное отношение к этому методу оказалось у хирургов, подавляющее большинство из них (82 %) выставили высокую общую оценку этому методу, 87% - отметили в качестве одного из главных преимуществ безопасность ксенона для персонала, а 63% - признали анестезию ксеноном, как важный дополнительный фактор, привлекающий пациентов в стационар. Среди положительных особенностей хирурги отметили быстрое восстановление ясного сознания, снижение риска послеоперационных осложнений, благоприятный эмоциональный фон пациентов в ближайшем послеоперационном периоде. Сдержанно к перспективам этого метода отнеслись 18% опрошенных, объяснив свое отношение высокой ценой ксенона и недостатком информации об отдаленных результатах его применения.

В отличие от хирургов, только 43% анестезиологов высоко оценили качество анестезиологической защиты при применении ксенона, половина врачей считают анестезию ксеноном технически более сложной, чем другие методы современной ингаляционной анестезии. В качестве основных достоинств большинство врачей выделили отсутствие побочных эффектов и быстрое восстановление больных в послеоперационном периоде. Ответы анестезиологов зависели от личного опыта проведения ксеноновой анестезии, но в целом, позволили рассматривать ксеноновую анестезию, как метод выбора при выполнении умеренных по травматичности оперативных вмешательствах больным с сопутствующей неврологической и кардиологической патологией.

Важно, что ни один из пациентов, в отличие от мнения анестезиологов, не предъявлял жалоб на какие-либо неприятные ощущения в ближайшем послеоперационном периоде. Более того, 90 % опрошенных, включая и больных, которые ранее были оперированы с применением других методов общей анестезии, выставили максимальную оценку качеству послеоперационного обезболивания. В отличие от групп сравнения ( НЛА-II, тотальная внутривенная анестезия, анестезия изофлюраном) больные, оперированные в условиях ксеноновой анестезии не отмечали повышенной сонливости, головной боли, озноба, а 86% опрошенных выбрали этот метод в качестве приоритетного, если бы им вновь потребовалась общая анестезия.

Таким образом, полученный нами опыт применения ксеноновой анестезии безусловно можно расценивать как положительный. Анестезия ксеноном обеспечивает адекватную защиту пациента от операционного стресса, комфортные условия для работы хирурга и наиболее благоприятное (по сравнению с другими видами анестезии) эмоциональное и физическое состояние больных в ближайшем послеоперационном периоде.

Список литературы:

1. Буров Н.Е., Потапов В.Н., Макеев Г.Н. Ксенон в анестезиологии. Клинико-экспериментальное исследование. – М.:Пульс,2000. – 356с.

2. Буров Н.Е., Потапов В.Н. Ксенон в практической анестезиологии. Состояние и перспективы применения в России /Сб.докл. научно-практической конференции «Ксенон и ксеноносберегающие технологии в медицине –2005»: Москва, 2005. – С. 57 – 64.

3. Козлов И.А., Воронин С.В., Степанова О.В. Ксеноновая анестезия у больных высокого риска/ Сб. докл. научно-практической конференции «Ксенон и ксеноносберегающие технологии в медицине –2005»: Москва, 2005. – С. 66 – 71.

4. Руденко М.И., Пасько В.Г., Андрюшкин В.Н., Таубаев Б.М. Ксеноновая анестезия при абдоминальных операциях/ Сб. докл. научно-практической конференции «Ксенон и ксеноносберегающие технологии в медицине –2005»: Москва, 2005. – С. 64 – 66.

5. Abrain J. H., David H. N., Lemaire M. Potentially Neuroprotective and Therapeutic Properties of Nitrous Oxide and Xenon //Ann. N.Y. Acad. Sci. – 2005. – Vol. 1053, No1.– P. 289 - 300.

6. Baumert J.-H., Hecker K. E., Hein M., Reyle-Hahn S. M., Horn N. A., Rossaint R. 
Haemodynamic effects of haemorrhage during xenon anaesthesia in pigs//
Br. J. Anaesth. – 2005. – Vol.94, No6. – P.727 - 732.

7. Dingley J., Tooley J., Porter H., Thoresen M. Xenon Provides Short-Term Neuroprotection in Neonatal Rats When Administered After Hypoxia-Ischemia//Stroke, 2006; Vol.37, No2. – P. 501 - 506.

8. Ma D., Wilhelm S., Maze M., Franks N. P. Neuroprotective and neurotoxic properties of the ‘inert’ gas, xenon// Br. J.Anaesth. – 2002. - Vol. 89, No. 5. – P. 739-746.

9. Natale G., Cattano D., Abramo A. et al. Morphological Evidence that Xenon Neuroprotects against N-Methyl-DL-Aspartic Acid-Induced Damage in the Rat Arcuate Nucleus: A Time-Dependent Study// Ann. N.Y. Acad. Sci. – 2006. – Vol.1074. – P.650 - 658.

10. Sanders R. D., Franks N. P., Maze M. Xenon: no stranger to anaesthesia//
Br. J. Anaesth. – 2003. – Vol. 91, No5. – P. 709 - 717.

Яндекс.Метрика